вторник, 23 июля 23:24 7.9 °C
Крайний Север  

В САМОМ ЦЕНТРЕ КОЧЕВИЙ – В УРОЧИЩЕ УСНЕЖНОГО

iks87
16:55
07.11.14

Иван Васильевич Друри, первый директор первого оленесовхоза. Екатерина ЦЕРКОВНИКОВА, глава администрации сельского поселения Снежное
gazeta@ks.chukotka.ru

В советское время именно здесь появилась первая оленеводческая станция в нашем округе. Иван Васильевич Друри в своих воспоминаниях «Как был создан первый оленесовхоз на Чукотке» отмечает: «Место для постройки помещений оленеводческой опытной станции было выбрано удачно – в центре кочевий оленеводов в урочище Снежном, по среднему течению Анадыря (в 20 километрах выше впадения реки Белой, близ селения Усть-Белая)».


Необходимо отметить, что сеть ветеринарно-зоотехнических опытных станций для стационарного изучения оленеводства по предложениям Комитета Севера начал организовывать Наркомзем РСФСР. В январе 1926 года первая станция открылась в селе Ловозеро Мурманской губернии. А на Дальнем Востоке было создано акционерное камчатское общество для восстановления и развития хозяйственной деятельности. Оно-то и стало создавать опытные станции по оленеводству на Камчатке, в Чукотском и Корякском национальных округах. В 1928 году правление общества направило в Анадырь уполномоченного Ильина для закупки 10 тысяч оленей. Ему удалось обменять на бытовые товары и продукты 200 важенок у оленеводов Тынатхиргина и Тыменпеляу. Однако важенки остались в стадах оленеводов до прибытия сотрудников оленеводческих станций. Организация станций была подготовительным этапом для дальнейшего создания оленеводческих совхозов и строительства промышленных комбинатов по обработке продукции. Снежное. 1935-36 гг. «ЭСКИМОС» ДОСТАВИЛ СТРОЙМАТЕРИАЛЫ
В 1929 году по заданию акционерного камчатского общества Сергей Василье- вич Керцелли, Иван Васильевич Друри были направлены для организации первой оленеводчес- кой станции на Чукотке. Путешествие на пароходе «Эскимос»началось во Владивостоке. К месту организации станции из Анадыря на урочище Снежное первоначально была отправлена артель строителей и дос- тавлены сборные каркасы жилого дома, здания лаборатории, бани, двух складов, которые также привезли из Владивостока. На месте будущей станции строители должны были собрать каркас и сложить печь для жилого дома, поставить баню и два склада. Они торопились на последний пароход во Владивосток, поэтому работы не были закончены.
Сотрудники станции отправились последним рейсом на катере в Усть-Белую только осенью. Около Утёсиков из-за шуги на реке им пришлось высадиться с грузом. Так как Керцелли и Друри уже жили в условиях тундры, они спокойно прожили две недели до приезда председателя Усть-Бельского сельсовета Хитрова с каюрами.
На берегу, где строители установили каркасы жилого дома, сотрудникам пришлось самим достраивать жилище. Все взялись за плотничьи инструменты: настилали полы, проконопачивали стены, утепляли потолки.

ЗАБОТЫ РОМАНТИКОВ ТЕХ ЛЕТ
В октябре-ноябре 1929 года были готовы к проживанию первый домик и баня. С этого момента, пишет Друри, можно отсчитывать историю посёлка Снежного. Дом утеплили, в баню поселили практикантов агрономического факультета Владивостокского университета М. С. Шульпинова и В. П. Соловьёва.
Устроители станции в душе, видимо, были романтиками и наслаждались видами окрестностей. Друри поэтично описал увиденное им впервые: «…место очень живописное: огибая дальний мыс, тихо течёт широкая река, на противоположном берегу – холмис-тая кустарниковая тундра с зарослями кедрового стланика, вдали виднеются горные возвышенности водораздела… Выйдешь ночью на крыльцо – небольшой морозец, ярко светит луна, искрится снег на замёрзшей речке, а кругом – тишина, ни звука, великое безмолвие. Красота!». Эти места до сих пор завораживают своим великолепием.
Будни сотрудников оленеводческой станции проходили в заботах: завели книги прихода и расхода денежных средств, продуктов питания и всех материальных ценностей. В первый год, когда ещё не было бухгалтера, сами вели учёт полученного оборудования, реактивов, продуктов и материалов. В распоряжение сотрудников станции из Усть-Белой на своей собачьей упряжке прибыли Степан Никулин с женой Еленой. Степан заготавливал дрова, топил помещение, Елена готовила пищу и убирала в комнатах. Пастух совхоза Эйневье с семьей. 1933 г. ИЗУЧИТЬ ПРИЁМЫ ОЛЕНЕВОДСТВА
Основной задачей сотрудников станции являлось изучение приёмов и методов ведения оленеводства местными пастухами. Для поездок в стойбища Сергей Васильевич Керцелли пригласил каюра-переводчика Василия Ивановича Косыгина. Местные называли его Палёмка. До приглашения на станцию он с семьёй жил в верховьях реки Белой в землянке. Друри отмечает: «…это был честный человек, правдивый, весёлый и острый на язык, очень добрый, энергичный. У него была замечательная упряжка собак. Он прекрасно ориентировался на местности, хорошо знал обычаи и порядки чукчей». Косыгин доброжелательно относился к сотрудникам станции, помогал в работе, во время переговоров с оленеводами переводил с чукотского языка.
Началось налаживание связи с кочевниками. Сотрудники станции ездили в стойбища, жили среди оленеводов, наблюдали за особенностями пастьбы оленей, с пастухами ходили в стадо, помогали в хозяйст- ве. В вечерних беседах сотрудники станции рассказывали (с помощью переводчиков) пастухам об оленеводческом хозяйстве, организованном на европейском Севере. Они пытались объяснить, что хотят организовать крупное хозяйст- во и, как вспоминает Друри, «познакомить их с наиболее рациональными приёмами и методами ведения оленеводства других кочевников нашей страны».
Летом 1930 года из Владивостока на станцию приехали новые сотрудники с жёнами: бухгалтер Клутепов, агент по закупке оленей Привезенцев. Для работы на станции взяли ещё переводчика Автонома Никулина.

ПЕРВОЕ СТАДО ИЗ ВАЖЕНОК
В Анадыре между тем шло выполнение Постановления Президиума ВЦИК 1930 года «Об организации на Крайнем Севере национальных округов». В августе 1931 года в Анадырь прибыли члены оргбюро Далькрайкома из Владивостока для создания районных органов партии на территории Чукотского национального округа и подготовки съезда Советов.
В это же время Друри был назначен управляющим совхоза. Работа продолжалась, сотрудники ездили по стойбищам, старались закупить оленей у пастухов. Однако неоднократные поездки по стойбищам с целью закупки оленей не давали успеха. Устроители совхоза столкнулись с нежеланием оленеводов продавать своих оленей в хозяйство за деньги, которые им обещали положить на книжки в сберегательную кассу. Это было естественно, ведь в то время практиковалась меновая торговля. Оленеводы обменивали пушнину и продукты оленеводства на необходимые товары на ярмарках в факториях.
К 1932 году сотрудникам станции удалось сформировать стадо из 236 важенок с двухгодичным приплодом. Однако перед совхозом стояли задачи, поставленные правлением акционерного камчатского общества: закупить 20 тысяч оленей, а в следующем году – до 40 тысяч. Организаторы станции пришли к выводу, что необходимы резкие перемены. Как пишет Друри, «строительство совхоза упиралось в необходимость осуществления коренных мер по социалистической реорганизации хозяйства местного оленеводства».

КАК КУПИТЬ У ЧАУЧУ?
В марте 1932 года в Усть-Белую прибыла комиссия во главе с первым секретарём окружкома партии М.С. Целоусовым и председателем окрисполкома Р.Х. Янсоном. С этой группой также прибыл инструктор олентреста Куреленко. Сотрудники станции с инструктором решили выяснить, «сколько оленей по твёрдым заданиям могли бы продать совхозу без ущерба для своего хозяйства наиболее крупные владельцы бельско-танюрерской группы». Для этого провели собрание актива из местных жителей, составили список из шести оленеводов, которые имели свыше 4-5 тысяч оленей, утвердили его.
К открытию ярмарки съехались оленеводы. Представители советской власти провели собрание для разъяснения целей и задач государства, политики и организуемого совхоза, «причём кулаков как не имеющих избирательных прав на него не допустили». После собрания «кулакам» огласили постановление, на основании которого они должны были продать совхозу 14 тысяч оленей и передать их после окончания ярмарки.
Условия продажи были такие: 9 рублей – за важенку, 12 рублей – за быка. Сов- хоз в таком случае должен был выплатить оленеводам крупные суммы денег и перечислить их на счета оленеводов в сберкассе. Однако в то время необходимо было «как-то ограничить возможность накопления крупных денежных средств в руках кулаков». Для этого, зная, что пастухи не получали никакой платы за свой труд, сотрудники суда и прокуратуры разъяснили пастухам их право на компенсацию труда за все годы работы у крупного оленевода и оформили подачу исковых заявлений.
На ярмарке организовали шесть бригад, куда вошли представитель от сельсовета, сотрудник станции и местные жители. Бригады сразу выехали в стойбища, где было отбито 13 287 оленей и собрано шесть бригад совхоза. Работниками совхоза стали пастухи – в основном те, кто ранее пасли оленей зажиточных оленеводов. Им разъяснили задачи совхоза, условия работы, оплату труда, их права и обязанности. В числе первых пастухов поступили в совхоз старик Аттувьякай с семьёй, Кэокей, Эйневья с женой, Тыневиль с сыновьями и женой Раулиной и другие. Снежное. 1970-е гг. КИНО, КАДРЫ И СДАЧА ОЛЕНЕЙ
Жителями села с 1970-х годов собирался материал об истории села. Записи велись в тетради, от руки. Из этих воспоминаний можно добавить, что «…после этого состоялся праздник: состязания в беге, прыжках, национальной борьбе. Первый приз в состязании получил Тыневиль. Призом была пачка свечей… После чаепития и обеда впервые в тундре показали кинофильм. Со всех сторон то и дело слышались возгласы «Какомэй!».
Немалую роль в создании совхозного стада сыграл Эляль. Он передал в общее стадо всё, что имел. Судя по числу зарубок на палочке (так вёлся счёт поголовья), у Эляля было 600 оленей».
Практическая деятельность совхоза началась, и для плодотворной работы требовались кадры. Постановлением окрисполкома от 17 марта 1932 года директором совхоза назначили работника окружного комитета партии Решетникова, его помощником по технической части – Друри, заместителем по хозяйственной части – Загоскина. В помощь бригадам в отельной компании в совхозе остались главный зоотехник С. М. Иванова и два ветврача, прибывшие из Петропаловска-Камчатского: Т. О. Солтык, В. И. Рубкевич. Организация оленеводческих бригад требовала решения вопросов снабжения производственным оборудова- нием, оружием для охраны стад, продуктами питания. Культурно-прос- ветительную работу среди пастухов проводили учитель Усть-Бельской школы Петров и учитель кочевой школы Корж.
Совхоз готовился к летней навигации, ожидалось прибытие необходимого материала, оборудования, грузов и приезд новых руководителей и технического персонала.
С началом навигации 1932 года в Анадырь первым пароходом прибыла экспедиция Дальневосточного отделения Госземтреста для обследования территории Анадырского и Марковского районов и отвода оленьих пастбищ. Возглавлял экспедицию агроном-зоотехник Янушкевич, с ним работали ботаник Васильев, зоолог профессор Гасовский, экономист-организатор Казанцев, этнограф Рагозинников, землеустроители Казбаненко, Шаталов и другие. Прибыли вновь назначенные руководители совхоза: директор Иванов, зоотехники Руднов и Метанников.

НАДЕЖДЫ НА ЛУЧШИЕ ВРЕМЕНА
Осенью 1932 года трудовой договор Друри закончился, и он уехал на материк. «Приехали новые люди, посёлок разрастался. Конечно, не всё шло гладко, были и горькие неудачи, и потери оленей, много ещё было трудностей. Но главное было сделано – новое прочно вошло в жизнь Чукотки», – пишет в своих воспоминаниях Друри.
В первые годы создания опытной станции жильём служили пять землянок. В 1932 году на центральной усадьбе совхоза уже было два четырёхквартирных дома, склад, маленькая баня. Здание лаборатории – дом, где жила Н. Такина (по записям. – Прим. авт.), а в первом жилом доме расположили сельский совет. Первый электрический свет загорелся в Снежном в 1932 году от движка и маленькой электростанции, которую совхозу подарила землеустроительная экспедиция.
В 1952 году Анадырская оленеводческая опытная станция Научно-исследовательского института полярного земледелия и животноводства решением окружкома партии была переведена в Анадырь.
Годы шли, сменялись руководители администрации села и совхоза «Анадырский». Жизнь людей проходила в надеждах на лучшие времена. Дети росли, учились, возвращались в село. Снежное сегодня. ПОСТСОВЕТСКИЙ ПЕРИОД
В 2002 году произошла реорганизация совхоза «Анадырский» путём присоединения к муниципальному предприятию сельхозпроизводителей имени Первого Ревкома Чукотки. Сегодня во второй бригаде сельхозпредприятия трудятся оленеводы – жители села Снежного.
В настоящее время в селе проживают около 350-ти человек, большая часть из них – представители коренных народов, потомки оленеводов – создателей первого оленеводческого совхоза. В селе функционируют основные социально-значимые объекты, жители трудятся в этих организациях, живут размеренной сельской жизнью. Пенсионеры–оленеводы, проживающие в селе, помнят те времена, когда они сохраняли оленеводческие стада и ответственно трудились в совхозе «Анадырский».

Справка «КС»

Первые опубликованные свидетельства о названии современного села Снежное находим у Афанасия Ермиловича Дьячкова в очерке «Анадырский край», написанного им в 1893 году. Он описывает места (урочища) по реке Анадырь. Об урочище Уснежного А.Е. Дьячков писал: «Здесь гора подошла к реке крутым мысом, на котором весной снег долгое время не вытаивает, отчего урочище и получило название Уснежного». На сопке, где располагается село, действительно снег не тает до конца июня.

Следуя периодизации, надо отметить, что в неолитический период II-I тысячелетий до н.э. на месте современного села были стоянки древних людей. В 1957 году во время археологической разведки на территории села и рядом с ним Николай Николаевич Диков собрал несколько ножевидных пластин, скребло, обсидиановые отщепы. Стоянки древних людей были на сопке, где стояли яранги, на огородах. Также стоянка была на правой стороне ручья в полутора километрах к северо-востоку от Снежного, там археологами был найден кремневый отщеп.

Источник: http://www.ks87.ru/site.xp/057052124052050052051.html

0 Голосовать за Голосовать против
Пока нет ни одного комментария!

Чтобы комментировать нужно зарегистрироваться!